ПСКОВСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ

« Назад

02.10.2019 14:20

В июле в Псковском совете профсоюзов и нескольких его санаториях прошла выемка документов и было возбуждено уголовное дело в связи с “незаконной предпринимательской деятельностью” совпрофа. На прошлой неделе обыски прошли уже дома у нескольких руководителей Псковского совета профсоюзов. И было возбуждено уголовное дело, теперь уже против председателя совпрофа Ульяны Михайловой. Ей инкриминируется то¸ что во время якобы частных визитов она оформляла их как командировки, оплачивала отели и свои командировочные. И таким образом за два года присвоила примерно 200 тыс. рублей. Мы в газете о предыдущих событиях не писали. Так сказать - “не будоража”. Но сейчас я хотел бы зафиксировать свою личную позицию по этому поводу.

Здесь сложность вот в чем. Весной в Псков приезжала контрольно-ревизионная комиссия ФНПР и написала существенное число претензий к тому, как организовано управление профсоюзных имуществом. Объясню по-простому, как я это понимаю. Есть профсоюзные объекты - несколько санаториев. Которые при активном участии руководства совпрофа выведены на хороший экономический уровень. Эти обьекты зарегистрированы и управляются в такой организационной форме, которая позволяет мажоритарию (Псковскому совпрофу) фактически изымать оттуда средства, оставляя с носом миноритариев (а у ФНПР - на секундочку - 30% прав).  Если считать по справедливости - это, как говорят в народе, кидалово. Плюс к тому, такая организационная форма управления могла вызвать претензии к совпрофу (собственно, формально в июле они и последовали). Это одна линия рамки событий.

Вторая линия рамки событий - это публичная позиция Ульяны Михайловой. По целой серии региональных конфликтов. Это и “мусорный полигон”, против которого были митинги. Это и поддержка “яблочной” оппозиции. Голосование против пенсионной реформы. А поскольку в Псковской области издавна действует формат “очень управляемой демократии”, то такая активность депутата, плюс руководителя крупнейшей общественной организации в области, обладающего по местным меркам большим финансовым “плечом”… не приветствовалась.
Третья линия. С момента учреждения премии “Профсоюзный Авангард” профсоюзные организации Псковской области неоднократно получали призы и грамоты от газеты “Солидарность” за разные яркие инициативы. И в этом смысле я считал и считаю профсоюзную деятельность Псковского областного совета профсоюзов - эффективной. Т.е. полезной именно для членов профсоюзов в этом регионе. У нас с Ульяной Михайловой есть существенные разногласия о том, как должны строиться и работать профсоюзы - сейчас и в перспективе. Я являюсь сторонником унитарных профсоюзов, национальной профсоюзной вертикали с сильным (более сильным, чем сейчас) демократическим и прозрачным контролем за этой вертикалью. Ее взгляды я бы субъективно и пристрастно оценил как авторитарный региональный профсоюзный сепаратизм. Но! Эти разногласия не относятся к сегодняшней ситуации. Они не означают негативной оценки успешной работы совпрофа по защите прав членов профсоюза в Псковской области. И все разногласия уходят на второй план, когда профсоюзным активистам угрожают внешние силы. Как сейчас.

Четвертая линия. Несколько лет журналисты газеты “Солидарность” освещали процесс в Волгограде над Вячеславом Кобозевым, обвинявшимся в продаже профсоюзной собственности. Мы отстаивали позицию, что процесс сфабрикован. И, кстати, человек, инициировавший его, сейчас сам сидит под следствием. Я комментировал арест архангельского профлидера Александра Савкина и считаю, что инкриминированные ему нарушения как минимум не заслуживали настолько жестокого приговора. Я высказывался в СМИ относительно преследования Татьяны Водопьяновой из Татарстана и считаю, что имело место преследование. И сейчас, после того как Ульяне Михайловой “выкатили” обвинение в якобы незаконной трате средств на служебные командировки, не собираюсь молчать.

В чем заключается присвоение средств, по мнению обвинения? Если судить по СМИ, поездку на заседание Ассоциации северо-западных профобъединений интерпретируют как “непрофсоюзную”? Поездку на конференцию в Гуманитарный университет профсоюзов - как “непрофсоюзную”? И что у нас дальше такими темпами будет происходить? Такие обвинения настолько надуманны, что создается впечатление: следственные органы издеваются над реальными инициаторами следствия. Потому что в противном случае эти органы просто полностью некомпетентны.

И еще один момент. Откровенно надуманные основания для предъявленного обвинения - это как раз то самое вмешательство во внутреннюю деятельность профсоюзов. О котором на съезде ФНПР в мае говорил Владимир Путин как о “самоуправстве”. Мы сами в состоянии определить, как, куда и зачем ездить нашим активистам. И в состоянии с помощью контрольно-ревизионных органов оценить необходимость таких поездок. Равно как и других внутренних трат.

Это никак не отменяет претензий КРК ФНПР к управлению имуществом Псковским совпрофом, к тем нарушениям, которые КРК определил и которые, конечно, должны быть учтены коллегиальными профсоюзными органами не только во время выборов профсоюзных лидеров, но и в период между выборами. Но здесь-то речь идет не об этом. Речь о совершенно позорном по форме и демонстративно антипрофсоюзном по содержанию уголовном преследовании конкретного профсоюзного лидера. Более того. Это прецедент, на основании которого завтра к любому (!) профсоюзному лидеру - ко мне, к вам - смогут прийти и обвинить - даже не в хозяйственно-имущественных злоупотреблениях, а банально - незаконных (по мнению следствия) поездках куда угодно. Хоть в Брюссель, хоть в Бологое. Вы к этому готовы? Это прецедент грубого вмешательства в профсоюзную деятельность. Именно так я его понимаю. И именно так его нужно останавливать.

Теперь… про кино. У нас в стране среди профсоюзного актива, молодого и не очень, популярны такие фильмы, как “Хоффа” и “Кулак”. Оба они о лидере американского профсоюза дальнобойщиков, которого при Джоне Кеннеди обвинили в связях с мафией. Что та-де порылась в профсоюзных пенсионных фондах. Не в том, что он на профсоюзную конференцию поехал неправильно, а конкретно - в связях с мафией. И посадили. Как вы думаете - почему после этого его продолжали боготворить профсоюзные дальнобойщики? Почему фильмы снимали про авторитарного лидера, обвиненного в связях с мафией? Потому что все понимали, что “дышло” американского правосудия развернули из-за эффективной профсоюзной деятельности этого лидера. Потому что он членов профсоюза успешно защищал. И им все рассказы про “мафию” (кстати, имевшие основания) были глубоко неинтересны.

Скажу еще такую ужасную вещь. Ровно настолько же, как в американское судопроизводство, я не верю и в российское. Потому что уверен: сейчас при желании посадить и выпустить можно любого. Вас. Меня. Московская история с журналистом Голуновым и актером Устиновым, которых то уверенно сажали, то так же уверенно выпускали, это вполне четко показала. Самим в профсоюзной системе нужно разбираться, кто прав и кто виноват. Мало прав у КРК? Значит, нужно дать больше прав. Значит, нужно выносить вопросы на высшие коллегиальные органы. Но не отдавать на автоматический откуп правоохранителям финальную оценку - виноват / не виноват. Это не только крайне сомнительно выглядит. Это автоматически принижает все контрольные и управленческие механизмы внутри профсоюзов. Делает их бессмысленными: как можно выносить оценки и решения, если завтра придет МВД, выскажется по-другому - и вам предъявят иск из-за профсоюзной командировки? Я уж не говорю о том, что есть международные обязательства России в виде ратифицированной конвенции МОТ о невозможности государства вмешиваться во внутреннюю деятельность профсоюзов. Если это не вмешательство, то - что это?

И последнее. Высказанное выше - это мое личное мнение о ситуации, которая носит характер прецедента. Не знаю, много или мало профсоюзных активистов в стране разделяет эту позицию. Но призываю даже тех, кто не разделяет, задуматься: кто дальше?


Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/Shershukov/pskovskiy-pretsedent.html
Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©